17:34 

Ролевая. Эль и Алисана

ElleKensington
~^.^~
Эль Кенсингтон (5 курс), Алисана Трелэйн (6 курс)


Эль:

Невероятно, уже пятый курс подходит к концу. Время летит так быстро, ты и не замечаешь, как дни сменяются днями, месяца – месяцами, а года – годами. Вроде бы только вчера сестры Кенсингтон впервые сели в «Хогвартс-экспресс» и он отвез их в самое замечательное место, где они только были – в школу чародейства и волшебства, а теперь им осталось учиться всего два курса, после чего они покинут эту школу навсегда. Эль часто посещали такие грустные мысли, однако чаще всего это происходило вечером, когда все уже легли спать, и никто не мешал девушке думать. А с тех пор, как на носу оказались такие важные экзамены, как СОВ, об окончании школы старшая Кенсингтон и вообще думать перестала, теперь ее мысли были заняты формулами по трансфигурации, рецептами зелий, различными заклинаниями и волшебными существами. Гриффиндорка просто жила этими экзаменами, надеясь, что они скоро начнутся, ведь чем быстрее их сдашь – тем лучше.

Однако ведь не все время, от рассвета и до заката ей сидеть в кабинетах и заниматься, ведь так? Вот и Эль была того же мнения, а потому, как только у нее закончился последний урок, она отправилась на поиски Алисаны, надеясь, что та согласится с ней прогуляться. Ну, или просто составит компанию, пока Эль будет сидеть в каком-нибудь кабинете, оттачивая мастерство превращения черепашек во что-нибудь стеклянное. Вообще старшая Кенсингтон стала довольно редко видеть подругу, так как утром Алисана обычно уходила раньше, чем просыпалась ленивая Кенсингтон, а вечером Эль приходила позже, когда все уже ложились спать. В течение дня они пересекались только в Большом зале, и то не факт, так как Эль предпочитала брать что-нибудь с завтрака, а потом весь день сидеть в библиотеке. Она просто хотела сдать хорошо экзамены, и считала, что если учеба должна отнимать время, которое она обычно посвящала своим друзьям, то так тому и быть. Но сегодня девушка решила сделать исключение – она ведь тоже не каменная, и общение с лучшей подругой, если не считать, конечно, Саванну, пошло бы ей на пользу. Дождавшись, когда у Санни закончится последний урок, Эль предложила ей вместе пройтись. Мисс Трелэйн согласилась, что очень обрадовало Кенсингтон и привело ее в приподнятое настроение. Так как девушки не знали, куда идти, пятикурсница предложила отправиться на четвертый этаж. По предположению Эль именно там находилась большая часть пустующих классов, где они вместе с Алисаной могли бы потренироваться.

И вот, после десяти минут ходьбы по многочисленным хогвартским лестницам, переходам и коридорам, они оказались в нужном для них месте: на четвертом этаже. В какой класс податься, Эль не представляла, а потому решила просто попытаться вломиться в первый попавшийся - вдруг повезет. Однако первая дверь, которую она толкнула, оказалась заперта, а потому Кенсингтон отправилась дальше по коридору, позвав за собой Алисану.

- Вот зачем они вообще кабинеты запирают? Неужели думают, что если их оставить открытыми, ученики обязательно в них вломятся и начнут крушить все направо и налево? – раздраженно спросила Эль, когда и вторая дверь не поддалась ее усилиям. – Хотя, если честно, я была бы не против разгромить пару кабинетов. К примеру, кабинет зельеварения, нужно же как-то отомстить Слизерину за то, что они превосходят нас по количеству баллов!

Алисана:


Разве справедливо думать об учебе и надвигающихся экзаменах, когда за окном светит солнышко и так и зовет за пределы замка? Алисана не любила конец учебного года не только поэтому, а главным образом по той причине, что ей в то самое время приходилось как будто в первый раз в жизни открывать учебники и пытаться что-то отложить в свою ветреную голову. Но предстоящие для нее самой экзамены казались уже такой ерундой по сравнению с прошлогодним СОВ, который и так к нелегкому пятому курсу прибавил напряженности. А теперь то же самое предстояло ее подругам Кенсингтон. Может поэтому шестикурсница все реже их видела, не смотря на то, что они делили одну комнату на троих, да и тренировки для охотниц никто не отменял? За исключением этого самого времени, действительно девушки не так часто пересекались, а такие привычные долгие разговоры перед сном, какие часто имели месть быть раньше, становились все реже и короче. И в них все меньше принимала участие Эль, так как являлась в комнату чуть ли не с отбоем. Часто Алисана в таких случаях подносила указательный палец к губам в жесте молчания, подмигивая Савви, и гриффиндорки вмиг делали вид, что спят. А Эль, которая в учебе была старательней сестры, могла воспользоваться тишиной: Сав не хотелось, чтобы из-за усталости двойняшка ей не помогала с домашними задания, Алис же не желала, чтобы по той самой причине старшая Кенсингтон прогуливала тренировки.

Однако, в тот будний день, о котором пойдет речь, Алисане не только удалось встретить Эль за обеденным столом или в гостиной, но и перед дверью кабинета Истории Магии, из которого она только что вышла и в котором, надо сказать, весь урок только и пыталась, что разлепить глаза и заставить продолжать изображать активность своего пера на пергаменте. Легкое удивление на лице быстро сменилось улыбкой. Конечно, она с удовольствием проведет время с подругой, ведь друзья и квиддич - это было самое важное для Трелэйн в Хогвартсе. А еще девушке очень хотелось чем-то помочь Эль в подготовке к экзаменам, хотя и понимала, что она не самый лучший помощник, и ее знания с подготовкой во многом уступают таковым у пятикурсницы. Алис просто с уверенным видом заявляла, что СОВ не так страшен, как о нем говорят, и что вообще Эль с ее памятью достаточно лекции перечитать. И все-таки подруги решили попрактиковаться, а для этого нужно было найти подходящее помещение: гостиная Гриффиндора с привычным скоплением в ней студентов для этой цели мало подходила.

На предложение отправиться на четвертый этаж Санни коротко кивнула и зашагала рядом с подругой. Но большинство классов оказались запертыми, что было так привычно и совсем неудивительно. Более того, и отпирающее заклинание на них не действовало.
- Ну вот видишь. В кабинет Зельеварения теперь просто так не попадешь, - студентка хихикнула, вспоминая свой далекий второй курс. - Кто знает, может слизеринцы также мечтают попасть в кабинет нашего декана и передушить всех черепашек и разкрушить все террариумы. - Воображение Трелэйн уже разыгралось, и она искренне верила, что среди студентов найдутся такие вандалы, которые могут бессовестно портить имущество школы. То ли пятая, то шестая по счету дверь, через которую пытались проникнуть гриффиндорки, поддалась к радости обеих девушек. Оказавшись внутри и осматриваясь, шестикурсница задумчиво пробормотала.

- Хм. Этот действительно незачем запирать. Паутина... шкаф, парты. Для трансфигурации подойдет вон та страшная картина, - девушка была не очень рада выбору кабинета: он оказался довольно темным и больше был похож на то, что он располагается в подземелье, а никак на четвертом этаже. Возможно, значение имела несолнечная сторона, темные занавески и жуткий цвет стен, что приводило к мысли, что оно подошло бы максимум для Зельеварения. - Не трофейный зал, но все же.

Эль:


Ну да, Эль думала последнее время только об экзаменах, но это не значит, что она совсем забыла и о другой составляющей ее жизни в Хогвартсе: о квиддиче. Она очень любила эту игру, и никак не могла понять, почему не согласилась сразу пойти на пробы, когда Саванна уже была в команде. Почему, спрашивается, она ждала еще целый год, вместо того, чтобы вместе с младшей сестренкой проситься в команду? Так бы она играла на год больше, да и Саванна не смогла бы периодически напоминать старшей Кенсингтон о том, что у нее больше опыта в игре, нежели у Эль.

Но знаете, даже квиддич не мог помешать Эль таскать с собой на тренировки кучу литературы. Саванна часто подшучивала над ней, когда среди спортивной формы обнаруживался учебник по трансфигурации, и называла ее ботаником. Эль, в свою очередь, сильно обижалась. Девушка никак не хотела признавать, что стала старше и что теперь простые забавы, вроде игры в снежки или плюй-камни больше не доставляют ей радости, а скорее вызывают некоторое раздражение. Конечно, это негативное отношение к всякого рода играм проявлялось не часто, ведь, как никак, старшая Кенсингтон все еще не вышла из детского возраста, но такое случалось. Тогда Эль, внешне стараясь казаться такой взрослой и невозмутимой, начинала думать, что права Савви, она действительно становиться занудным ботаником.

Вот и сейчас ничего толкового Эль не смогла предложить. В первый раз за последние полторы недели она решила пойти провести время с подругой, и единственное, что она смогла придумать, так это совместная подготовка к экзамену. Хорошо еще, Санни была вроде как не против, в противном случае Кенсингтон бы пришлось придумывать им другое занятие, а ничего путного в ее рыжую головку не шло. Когда девушки, наконец, нашли открытую дверь, у Эль прямо таки камень с души свалился, она теперь могла не волноваться, судорожно придумывая альтернативу тому, чем они собирались заняться.

- Ну, что ж… Миленько. Однако я бы сделала наоборот: заперла этот класс, а то здесь столько опасного... Взять хотя бы стулья, на них даже сесть нельзя, сломаются... – быстренько пробежав глазами помещение, в котором девушки оказались, Эль предположила, что этот кабинет некогда использовался для проведения уроков по заклинаниям или, возможно, по защите от темных искусств. У стен стояли непонятные шкафы, на полках которых одиноко красовались покрытые толстым слоем пыли две или три книги. Множество парт и стульев были сдвинуты к стене, хотя парочка все еще стояла на своих законных местах в центре кабинета, куда их, скорее всего, вытащили такие же желающие уединиться ученики, как Эль и Санни. Стены и потолок были все в паутине, за исключением какой-то непонятной покосившейся картины, на которой было изображено нечто странное: из-за большого количества пыли Эль не смогла сразу разглядеть, что же там такое нарисовано.

Однако внимание гриффиндорки было больше приковано к шкафам. Она не имела представления, что там могло находиться, но некое любопытство, свойственное всем представителям ее факультета давало о себе знать, а потому она решила отложить практикование заклинаний на некоторое время.

- Санни, смотри! Интересно, предыдущий владелец оставил что-нибудь в этих шкафах или нет?

Алисана:

Заметив, что в комнате находятся помимо прочего и стулья только после того, как на них указала Эль, Санни решила проверить, действительно ли сломаются. Повесив школьную сумку на спинку одного из них, девушка опустилась на него и с недовольством обнаружила, что ножки противно скрипнули. Резко вскочив со старого стула, пока не оказалась в деревянных обломках на полу, Алисана пару раз стряхнула пыль с мантии, хотя была уже уверена, что после пребывания в этом кабинете верхняя одежда будет пригодна только для стирки.

- Да, шкафы, - Трелэйн удивленно посмотрела на подругу, которую почему-то заинтересовали обычные, хоть нет, не совсем обычные, а какие-то ужасающие огромные шкафы. - А ты уверена, что у них был предыдущий владелец? Мне кажется, они стояли здесь целую вечность. Никогда не видела пустых шкафов, просто глупо оставлять их пустыми! - наверно, это было справедливо для такой комнаты, как той, в которой проживали Алисана с Эль, ведь там не только полки в шкафах были отбиты до отказа, но и коробки, которые располагались на них и не вмещали всяких по большей части мало нужных для студенток вещей. - Но если кабинет не заперт, там явно что-то не представляющее ценности. Может сочинения лучших учеников десяти лет давности, - предположила Алис, фыркнув: если бы это было и так, ее сочинение бы в шкаф даже совершенно случайно не попало. Да, капитан факультетской сборной Гриффиндора не любила заучек и примерно учащихся студентов. Наверно, только Эль и была из них приятным исключением, хотя может потому, что Трелэйн, которая в своих друзьях недостатков практически не видела, не могла ее называть, как Саванна - ботаничкой. - А давай проверим? - гриффиндорка, глаза которой уже были полны нетерпения и интереса, была почти уверена, что рыжеволосая подружка будет только за, ведь она первая проявила любопытство, которое какому студенту Дома Годрика не свойственно.

Подойдя ближе к шкафу, Санни прикоснулась к старинной бронзовой дверной ручке, сплошь покрытой пылью, и потянула ее на себя. Хотя руки шестикурсницы были отнюдь не слабыми благодаря тому, что были неплохо натренированы бросками квоффла, но справиться с открытием дверцы не смогли.
- Не получается. Эль, помоги! - но по всей видимости, даже целым факультетом с помощью физической силы шкаф было не отпереть. От усилий двух охотниц их пальцы уже были такими же пыльными, как прежде ручка, последняя же стала относительно чистой. - Ну все ясно, - прекратив бестолково сражаться с дверью, проговорила Алис, дунув на выбившуюся из конского хвоста прядь и рассматривая отверстие в шкафу, которое прежде не заметила. - Если есть замочная скважина, значит должен быть и ключ, - это чудесное «открытие» не очень-то помогло старшекурсницам, но любопытство Трелэйн уже многократно возросло, и не узнать, что находится в шкафу, а приступить к практическому занятию с Кенсингтон, казалось кощунственным.

- Ну, конечно! Как на счет отпирающего заклинания? - волшебная палочка волшебницы была, как обычно, после занятий в кармане, поэтому извлечь ее оказалось делом нескольких секунд. - Эль, давай ты. У меня с чарами не очень. - Однако, волшебную палочку далеко убирать гриффиндорка не стала, на подсознательном уровне устрашающего вида шкаф внушал недоверие, на поверхностном же Трелэйн как обычно проявляла присущие ей легкомысленность и беззаботность.

Эль:

Ну, как и любой гриффиндорец, когда его стараются предупредить о надвигающейся опасности, Алисана поспешила проверить стулья на прочность, не смотря на то, что Эль про них сказала. В результате как только она села, стул издал страдальческий скрип и был готов уже развалиться, если бы гриффиндорка не успела вовремя встать. Эль это заставило улыбнуться, ведь она бы и сама так поступила на месте подруги, если бы кто-нибудь ей сказал нечто вроде: «Не ходи по этой лестнице, тут ступеньки исчезают». Однако долго любоваться стульями в планы девушки не входило, а потому она вновь переключила свое внимание на шкафы. Первым делом она решила проверить, что за книги лежат на полках. Нет, вы только не подумайте, что у нее опять случился приступ «ботанизма», её действительно мучило банальное любопытство: а что, если в этих книгах хранятся какие-нибудь страшные разрушительные заклинания, которые можно будет опробовать недалеко от гостиной Слизерина? Но, увы, ничего подобного ей найти было не суждено, ведь на полках лежал древний том учебника по заклинаниям за первый курс, чья-то толстенная тетрадь, в которой никто никогда ничего не писал, за исключением последней страницы, где размашистым почерком было написано «Эллис любит Тома» или что-то в этом роде.

После проверки книжного шкафа Эль уже собралась было переключиться на соседний шкаф, с полуоткрытыми дверцами, как Санни позвала ее к соседнему. Тот выглядел несколько иначе, нежели все остальные, что стояли в этой комнате. Он был больше, темнее, хотя Эль была неуверенна в последнем, ведь в комнате царил мрак, а еще все его дверцы были заперты, и сколько девушки не старались, отворить их вручную не представлялось возможным. Следовательно, оставался лишь один выход, который и озвучила Санни – воспользоваться палочкой. Эль была абсолютно не против того, что сие задание поручили ей, ведь, во-первых, это был прекрасный способ попрактиковаться, ведь экзамен по заклинаниям тоже включен в список сдаваемых на пятом курсе, а во-вторых, Кенсингтон всегда была только за, когда нужно было воспользоваться магией.

Достав палочку, Эль на секунду задумывалась, вспоминая правильное ударение. Да, она – позорище, но ведь «Алохоморой» она в последний раз пользовалась курсе на втором, так что ей можно простить, главное, чтобы она не допускала подобной ошибки на экзаменах.
Потом Кенсингтон вновь посмотрела на шкаф и тут ее посетила интересная мысль. Все остальные шкафы в комнате были давно открыты, и их содержимое было давно растащено любопытными учениками, а этот простоял столько времени и до сих пор его никто не открывал. Быть может, в этом есть какой-то смысл? Что, если тут кто-то спрятал нечто опасное? Хотя, чем опаснее – тем интереснее, ведь это можно назвать девизом дома Годрика, не так ли?

- Знаешь Санни, а что, если там что-нибудь жуткое спрятано? – Эль состроила испуганную гримасу, которая, впрочем, вышла скорее смешной. – Если это так, то нам точно нужно открыть этот шкаф! – улыбнувшись, Кенсингтон резко развернулась и, направила палочку на замок. – алохомОра!

Как и предполагалось, где-то внутри замкового механизма послышался легкий скрип, потом щелчок, а потом дверца шкафа стала медленно открываться. Эль было безумно интересно, что там могло бы находиться, но лишать себя удовольствия понаблюдать за столь устрашающе открывающейся дверцей она не могла, а потому освободила немножечко места для Алисаны, чтобы та тоже могла насладиться всей торжественностью момента.

Алисана:

- Сомневаюсь! Ничего такого там, наверно, нет.- Действительно, чего-то жуткого на ум Алисаны не приходило, ну не будут же держать опасное существо в шкафу, верно? Да и воздуха там совсем нет, чтобы кто-то выдержал такое существование, к тому же и в темноте. Нет, это навряд ли. Какой-либо материал по темных искусствам? Тоже совершенно исключено, чтобы он относительно незащищенно здесь размещался. Поэтому Санни отмахнулась от предположения подруги и поддержала ее в том, что теперь-то шкаф нужно непременно открыть. Девушка наблюдала, как Эль делает взмах волшебной палочкой, направляет на замочную скважину ее кончик и произносит словесную формулу. Надо сказать, что пятикурсница делала это как-то легче и плавней, чем Трелэйн, которая обычно размахивала волшебной палочкой так, что искры могли полететь совсем не волшебные, а абсолютно обычные.

Когда огромная дубовая дверь скрипнула в лучших традициях маггловских фильмов ужаса, Алисана чуть не подпрыгнула и от радости, и от неожиданности. Однако эти эмоции после того, как девушка подошла ближе к Кенсингтон, чтобы начать исследование шкафа изнутри, вмиг начали заменяться совершенного другими. Но тоже неожиданными.

Она не могла припомнить, когда в последний раз ей было также жутко, что по кожи пробегал леденящий холод, а сердце бешено стучало. Может быть, потому, что никогда ей так страшно не было? Девушка не знала, пугало ли происходящее у нее перед глазами Эль, она вообще как-то не думала сейчас ни о ее присутствии, но о чем-либо другом, не относящимся к тому, что было перед глазами.
- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! - пронзительный крик заполнил заброшенный кабинет. Широко раскрытые от ужаса глаза гриффиндорки взирали на выходящую из шкафа пластмассовую куклу огромного размера, в раз полтора выше ее самой, со стеклянными прозрачно-голубыми безжизненными глазами, которые совсем не мигали, зато сама кукла шагала, как двигаются зомби. Боггарт обрел поистине пренеприятное обличье: на руках куклы были не то бордовые, не то чернильные пятна, волосы соломенного цвета, наполовину вырванные из пластмассовой головы, были растрепанны и спутаны, выражение лица казалось совершенно пугающим даже для человека, очень любящего такие игрушки, как куклы. Только вот Алис их с детства вниманием обходила стороной: они ей в снились в детских кошмарах.

«Кукла-убийца», - было единственной мыслью Трелэйн, пытавшейся вспомнить курс Защиты от Темных искусств, к которому она так халатно относилась и о чем уже могла сейчас начинать сожалеть. Наверно, нужно уметь очень хорошо контролировать свои эмоции, чтобы запросто отыскать в своей памяти нужное заклинание и хладнокровно его применить. Одно дело на занятии, когда можно пытаться и пробовать до тех пор, пока не получится. А что делать сейчас?
Кукла продолжала свое движение, от нее до жертвы оставалось несколько шагов, как Алисана почувствовала, как ее решительно оттолкнули в сторону. Казалось, мраку и ужасу пришел конец: вмиг пугающее чучело растаяло, и гриффиндорка поняла, почему: Кенсингтон спасла ее от смерти со страха, но Санни не была уверена, что с тем, во что уже материализовался боггарт Эль, возможно легко справиться. Теперь, когда можно было привести хоть немного свои мысли в порядок и успокоить учащенно подпрыгивающее сердце, девушка начала вспоминать нужное заклинание, дабы в любой момент помочь подруге.

Эль:


С тех пор, как Эль в последний раз была в Запретном лесу, прошло много времени. Однако то чувство, тот ужас, что она пережила в лесу, до сих пор преследовал ее по ночам. Раньше, до того случая, старшая Кенсингтон вполне мирно относилась ко всем паучкам, что встречала на своем пути, и ей было без разницы, какого они размера. Ведь тогда она и подумать не могла, что существуют акромантулы – пауки, размером с крупную собаку, при чем это только тот, что Эль видела. Она почему-то не сомневалась, что если зайти поглубже в лес, то можно обнаружить пауков и побольше. Правда проверять их наличие она не собиралась, а потому даже во время похода за елкой старалась держаться поближе к преподавателю – на всякий случай.

Когда дверца шкафа окончательно распахнулась, Алисана поспешила заглянуть внутрь, однако буквально через пару мгновений она отступила на пару шагов назад, да так и замерла, уставившись глазами, полными ужаса, на шкаф. Эль вполне могла ее понять: такого она еще никогда не видела. Из шкафа вышло нечто, представляющее собой куклу гигантских размеров. Хотя, одно дело – просто кукла, а другое – такая. Создавалось впечатление, будто она когда-то принадлежала семье каких-то великанов и переходила из поколение в поколение, и каждый, кому она принадлежала, считал своим долгом что-нибудь в ней испортить. Ее волосы, платье, глаза, руки – все было в ужасном состоянии, но, самое главное, ничем хорошим встреча с таким созданием кончиться не могла.

Эль перевела взгляд на Алисану, как раз в тот момент, когда она начала кричать. Этот крик привел Эль в чувство и она, наконец, сообразила, что надо как-то помочь подруге, на которую двигалось это чудовище. Конечно же, идеи воспользоваться палочкой у Кенсингтон не возникло, так как она не имела представления, что же это такое. Судорожно перебирая в голове все варианты существ, что они проходили на уроке Защиты от Темных Сил, гриффиндорка поспешила оттолкнуть Санни от куклы, которая почти добралась до нее. Однако нельзя сказать, что это была самая лучшая идея. Безусловно, спасать Алисану от куклы было необходимо, но вот вставать прямо на ее месте перед этим монстром – об этом Эль как-то не подумала. Едва она перевела взгляд на куклу, с той стало что-то происходить. Она будто таяла на глазах, трансформируясь в нечто… восьминогое?!

Прямо перед Эль, на длинных волосатых лапах стоял акромантул. Он был куда больше того, что встретился ей в Запретном лесу. Да и выглядел он куда страшнее. Казалось, будто в нем воплотились все страхи старшей Кенсингтон, которые она долго хранила в себе, не рассказывая о той прогулке по лесу ни одной из своих подруг, включая Саванну и Алисану. Этот паук был покрыт темной, почти черной короткой шерстью, его жвала постоянно шевелились, а бесконечное количество глаз смотрели прямо на Эль. Сил кричать у девушки не было, она просто застыла на месте, в то время как паук начал приближаться. Однако, как и в случае в лесу, ступор у гриффиндорки прошел довольно быстро, а потому она, схватив покрепче палочку, отбежала на достаточное расстояние от паука, как-то не задумываясь о том, что он может погнаться за ней. Правда, паук не стал этого делать, а все так же мерзко продолжил свое движение к пятикурснице, медленно переставляя длинные лапы. Теперь-то Эль поняла, кто перед ней, но от этого было не легче, ведь внешнее сходство с акромантулом было просто идеальным, а значит, и страх девушки никуда не пропадал.

- ри… риддИкулус… - совершенно не уверенно, чисто по инерции, Эль подняла палочку трясущимися руками и попыталась изобразить нечто вроде заклинания, действующего против боггартов, однако ее попытка была обречена на провал, ведь заклинание нужно говорить четко, не запинаясь, без ошибок взмахивая палочкой.


Алисана

«Эль боится пауков?», - промелькнул в голове Алисаны риторический вопрос; она не могла припомнить, чтобы старшая Кенсингтон когда-нибудь об этом упоминала. Конечно, акромантулы любому нормальному студенту внушали отвращение, неприятие, да и в целом их вид настолько был противен, что хотелось придавить их тапочком. Но, во-первых, тапочка у Трелэйн не было, а во-вторых, если бы даже и был, оказалось бы довольно проблематично хотя бы пару лап этому огромному существу отдавить. Но на счастье, страх подруги Алис не разделяла, чтобы потерять контроль над собой и начать истерику (помнится, она на первом курсе с помощью паучка даже эксперимент на волосах слизеринки ставила).

Какие-то несколько секунд гриффиндорки в полном молчании не двигались, упершись взглядами в надвигающего боггарта, что отнюдь не спасало от приближения последнего, до тех пор, пока Кенсингтон не подняла палочку и не произнесла заклинание. И здесь, как ожидала шестикурсница, боггарт растает и уберется восвояси; она ведь искренне верила, что заклинания софакультетчицы всегда удаются с первого раза; однако, в этой надежде своей обманулась. Заклинание для боггарта оказалось равносильным пустому звуку.
«Ну, конечно!», - вспомнила Трелэйн вдруг одну из важных деталей в борьбе с привидением: «Главное оружие - смех». И шагнула перед Эль, которую дольше мучить страхом не позволяла совесть, ведь частично это по ее вине возник огроменный паук с неимоверным количеством отвратительно-пушистых лапок. Едва Кенсингтон исчезла из поля зрения боггарта, последний материализовался в прежнее состояние страшной куклы. Благо, Эль напомнила заклинание и напрягать извилины уже не нужно было, стоило только представить великаншу в забавном свете. Алисана закрыла глаза, прорисовывая несколько образов сразу, которые в той ситуации действительно ей казались смешными.

- риддИкулус! - взмахнув волшебной палочкой, которую все это время крепко сжимала, проговорила гриффиндорка, концентрируясь мысленно на новом облике куклы. Последняя на глазах превращалась в самое настоящее огородное чучело - вместо двух пластмассовых ног теперь была одна и деревянная, лицо оказалось размалеванным желтыми и оранжевыми красками, вместо одежды болтались лохмотья, а на голове размещалась связка соломы с перемешанными в ней одуванчиками. Через считанные секунды боггарт начал резко уменьшаться в размерах и как будто лопнул со щелчком, растворившись в воздухе.

Алисана кинулась к отпертому прежде шкафу, полагая, что именно туда должен быть забиться боггарт, и резким движение захлопнула дверцы. Но, похоже, шкаф был настолько старым, что створки крепко прижиматься друг к другу не хотели, а потому без помощи рук гриффиндорки они вновь грозились разлететься в разные стороны. Санни развернулась на 90 градусов, спиной прижимая двери, чтобы не разъехались, и обратилась к Эль, с надеждой посмотрев на нее:

- Так оставим и уходим? - ничего более умного на ум студентки не приходило.


Эль

Эль никогда не задумывалась, почему она не рассказала о происшествии в лесу Алисане. Нет, конечно же, она доверяла своей подруге, просто что-то не давало ей это сделать. Быть может задетое чувство гордости? Хотя о какой гордости может идти речь, когда ты убегаешь вместе с какой-то первокурсницей от гигантского паука, готового поймать тебя и съесть, едва твой бег хоть немножечко замедлиться. Может быть, Эль просто было стыдно, что она отправилась в Запретный лес, чем нарушила как минимум пару школьных правил, да еще и не взяла с собой подругу и сестру? Нет, тоже не то. Ведь нарушение школьных правил в глазах Алисаны и Саванны не было таким уж страшным проступком, а о том, что Эль не взяла их с собой и говорить нельзя. Девушка вполне понимала, что в лесу может быть опасно, а потому тот факт, что она не взяла с собой подруг, лишь говорил ей, какая она заботливая, не подвергает жизнь других людей понапрасну. Сейчас, после того, как дверца шкафа распахнулась, Эль поняла, почему она не рассказала об этом раньше. Она просто боялась вспоминать этого ужасного, черного паука, в особенности его мерзкие глазки, в которых не было видно зрачков. Не было понятно, куда направлен его взгляд, но ведь старшая Кенсингтон чувствовала, что на нее и никуда больше. Да, наверное, именно это останавливало ее от пересказа их с Верити приключений. Ну, что ж, теперь она, встретившись со своим страхом лицом к лицу, наверняка сможет рассказать Алисане, что тогда случилось в лесу. Правда, не сейчас.

На данный момент перед гриффиндорками стояла куда более важная задача. После того, как Эль произнесла неудавшееся заклинание, инициативу перехватила Алисана. Она оказалась куда решительнее, чем старшая Кенсингтон, а потому не побоялась вновь оказаться перед боггартом. Как и ожидалось, тот незамедлительно превратился в огромную страшную куклу, которую по какой-то неизвестной причине боялась Алисана. Хотя, ее можно понять, но дело не в этом. Она произнесла услышанное от Эль заклинание, и кукла, после секундного промедления, превратилась в огородное чучело. Это окончательно привело Эль в себя, и она смогла сдвинуться со своего места. Ей было интересно, что дальше случиться с боггартом, тем более с таким забавным. Алисана сделала его даже не столько смешным, сколько милым, но это все равно развеселило Эль и вызвало на ее лице улыбку.

Однако долго красоваться в таком виде боггарт не стал, а потому поспешил раствориться в воздухе. Эль не представляла, куда он мог деться, а потому согласилась с мнением Санни: кроме шкафа, в котором гриффиндорки его нашли, больше несчастному темному созданию было некуда деваться. Поспешив к Алисане, которая придерживала пытающиеся раскрыться дверцы, Эль по пути захватила один из стоящих рядом стульев.

- Так, теперь отойди. Не уверенна, что стул – это лучшая идея, но все равно больше припирать шкаф нечем, разве что можно подтащить сюда парту. – с этими словами Кенсингтон поставила стул на место, где мгновение назад стояла Алисана. Дверцы оказались закрыты, однако девушка не была уверенна, что этого хватит, чтобы сдержать притаившееся здесь создание.


Алисана


Трелэйн послушно отпрянула от двери, куда Эль приволокла стул и плотно придвинула к дверцам. «Ну вот, а я бы не додумалась», - Алисана вдруг подумала о том, что если браться за какое-то дело, то только с другом, и хотя по-другому для нее никогда и не было, вспомнить хотя бы приготовление оборотного зелья в прошлом году, но пришла к такому выводу только сейчас.
- Да, давай так и сделаем, - она кивнула на ближайшую парту, и, приложив значительную часть своей физической силы, гриффиндорки вдвоем подтащили и ее к шкафу.

- Перетаскивание парт я бы с удовольствием променяла на 5 часов беспрерывной тренировки, - как бы между прочим заметила Санни, заправляя непослушную прядь волос. - А все потому что слишком много теории и мало практики! - нервно выпалила она, имея в виду курс Защиты от Темных искусств. Конечно, студенток никто не просил лезть в неизвестный шкаф да еще и в заброшенном кабинете, но будь у них больше практики, то и справились бы куда быстрей. Да, и стул с партой - было совсем не ненадежно, ведь защита в виде выстроенной баррикады являлась совсем не магической. И кто знает, в шкафу ли теперь боггарт и если так, каков его планы мести и расчеты на возвращение из него. По-хорошему, сейчас нужно было открыть сумку, достать учебник по ЗОТС и вычитать всю информацию об этих темных существах, чтобы знать наверняка, куда он мог деться и надолго ли, но старешкурсницам уже не было до этого никакого дела.

- Если что, мы ничего не трогали и ничего не видели, - теперь, когда ничто психике гриффиндорок не угрожало, комната выглядела не так зловеще, как прежде. И если несколько минут назад отсюда хотелось поскорее сбежать, то теперь, когда опасность миновала, Алис не спешила покинуть помещение. Ведь тогда им придется искать новое, а это не так просто и слишком долго, и все затея «позаниматься» рискует растянуться до позднего вечера.
Распахнув пыльные тяжелые занавески на окнах, шестикурсница вообще решила, что кабинет весьма не плох для отработки заклинаний; ведь именно за этим они сюда и пришли. Разместившись на одной из парт около окна (а надо сказать, что девушка испытывала маленькое удовольствие от того, что за сидение на парте, а не на стуле, ей никого замечания не будет) и свесив ноги, которые хотелось тоже закинуть на парту (вот за что Трелэйн не любила мантии!), она заинтересованно посмотрела на подругу.
- Но почему пауки, Кенсингтон?

Принадлежность к факультету смелых и безрассудных волшебников отнюдь не отменяет наличие страхов у его представителей. Но Алис почему-то считала странным, что Эль боится пауков, скорее всего, потому что ей всегда казалось (возможно, что именно казалось), что старшая Кенсингтон, напротив, очень трепетно относится к животным и насекомым. Поэтому она была уверена, что здесь все не совсем просто и ожидала услышать захватывающую историю об Эль и пауках.


Эль

Подпирать шкаф с боггартом партой – это просто верх гениальности, но ничего другого две подруги придумать так и не смогли. Тем более, что времени на размышление у них особо и не было. С помощью Алисаны Кенсингтон подтащила ближайшую парту и с ее помощью закрыла дверцы шкафа. Конечно, если там действительно сидит боггарт, его это вряд ли надолго задержит, но раз уж никаких других идеи нет… Да и потом, ему наверняка не понравилось то, как с ним обращались, а потому он вряд ли еще раз покажется гриффиндоркам.

- Полностью согласна, таскать парты – не женское это занятие, а вот летать на метле с квоффлом в руках – очень даже. – Эль улыбнулась подруге и поспешила занять место рядом с ней, предварительно сдув с парты слой пыли. Знаете, Кенсингтон все еще удивлялась, как так вышло, что она не захотела играть в команде, когда ей предложили в первый раз. Это же так здорово – летать на метле в окружении своих софакультетчиков и ловить красный мячик. А то чувство, которое испытываешь, когда этот самый мячик твоим точным броском оказывается в кольце противника – это ничем не передать. Какое-то время, когда Эль думала над тем, кем она станет в будущем, в голову ей периодически закрадывалась идея стать профессиональным игроком. Быть может, нашлась бы какая-нибудь команда, готовая взять молодую и вроде бы неплохо летающую охотницу. Но потом эта мысль была отброшена в сторону, ведь старшая Кенсингтон весьма серьезно относилась к своему будущему, а потому решила посвятить себя работе с людьми. Министерство Магии или, быть может, колдомедицина – все это было девушке куда ближе, нежели спортивная карьера.

- Согласна, нас тут и не было никогда. – Подтвердила Эль слова Алисаны. Действительно, если к ним возникнут какие-то вопросы, то лучше будет сказать, что они ничего не видели, нежели потом оправдываться перед профессорами. Кенсингтон уже было задумалась, чем бы могло им обернуться это маленькое приключение, окажись рядом кто-нибудь из профессоров, как Алисана вдруг спросила, почему Эль боится пауков. Нельзя было сказать, что Кенсингтон рада вопросу. Не даром ведь она никому так долго об этом не рассказывала, но раз спрашивают, надо ответить, тем более, если спрашивает Санни.

- Ну, я вам с Савви не рассказывала… В общем в прошлом году мне пришла в голову гениальная мысль – пойти прогуляться по Запретному лесу. Но, Мерлин свидетель, я не хотела заходить далеко, просто мне на пути попалась одна первокурсница-слизеринка, которая решила проследить за мной. Мы поругались и она, вместо того, чтобы пойти в замок, развернулась и пошла вглубь леса. – Эль на секундочку прервалась, вспоминая в подробностях, что там было дальше. – Я же развернулась и пошла к школе, но потом пара истинно гриффиндорских качеств заставили меня вернуться за ней, а там… - Девушка сделала глубокий вдох, перед тем как озвучить самое главное. – А там оказался огромный акромантул. Ну, ты знаешь, я пауков никогда не боялась, но этот был просто ужасен, он, конечно, был меньше, чем показал этот боггарт, но все равно в разы страшнее.

Вдруг Кенсингтон замолчала. Она стала даже получать удовольствие от рассказа, но при этом она никак не могла понять, что же думает по этому поводу Алисана. Безусловно, она наверняка захотела бы отправиться в Запретный лес вместе с Эль, но вряд ли она была бы рада встретить там такого монстра. Эль посмотрела на Алисану, озорно улыбнувшись.

- Сдается мне, моя история не слишком уж интересна, может нам заняться чем-нибудь полезным? – Эль демонстративно отвернулась. Да, мисс Кенсингтон хотела, чтобы ее попросили рассказывать дальше.

URL
   

Тихая поляна

главная